Размер шрифта:
Цветовая схема:

Вечно вчерашние

Современная российская оппозиция все больше напоминает музей восковых фигур или лавку древностей. Кругом артефакты и экспонаты, к которым впору прикреплять таблички с аннотациями.

Самой первой на витрине, разукрашенная кумачом, под дамокловой сенью серпа и молота, расположилась коммунистическая партия, а рядом – пояснение музейного архивариуса: «являлась ведущей политической силой страны в 1917-1991 годах. Основные черты правления: государственный террор, преследование инакомыслящих, уничтожение национального генофонда, стагнация и банкротство экономики. После распада СССР перешла в оппозицию…»

Восковые лица большевиков и комиссаров только кажутся неподвижными. Стоит заглянуть в них внимательнее, и увидишь, как они постепенно оживают в своих последователях – из числа «зюгановцев» и всевозможных «левых», стукнутых по голове «Капиталом» или другими человеконенавистническими теориями. Находиться в этом музейном углу неуютно, и посетитель невольно спешит дальше, к следующей витрине.

А там, удобно развалившись в кожаных креслах, растопырив пальцы, сидят «правые» реформаторы девяностых, попирая ногами знаменитую коробку из-под ксерокса. Табличка гласит: праволиберальные партии, участвовавшие в управлении страной в 1991-2003 годах. Основные результаты деятельности: социальное расслоение, криминализация власти, вымирание и обнищание населения, приватизация национальных ресурсов. После поражения на выборах перешли в оппозицию…»

«Ну, и музейчик», - думает посетитель, зябко поеживаясь. «Что же там дальше?» А дальше – те, кто из оппозиционных штанов так и не вырос. За зелеными банкнотами «правых» либералов – зеленые яблоки «левых». Свалены горкой, как на рынке. И хотя давно стоит продавец, а никто не подходит и не берет.

Здесь - же либеральные демократы с их узнаваемым лидером. Даже музейный архивариус затруднился написать к ним аннотацию. Да и к чему сочинять, когда достаточно посмотреть на лица их восковых двойников: вроде бы никогда не правили, а всегда были при деньгах, иномарках и авторитете.

Замыкают экспозицию – эсеры. Заботливый архивариус предупреждает: не путайте их с революционерами и бомбистами начала прошлого века. Хотя не мудрено и перепутать: в последнее время «справедливцы» кидаются во власть громкими словами, словно бомбами. Но при этом не очень любят вспоминать конец девяностых, когда некоторые из них (к примеру, Оксана Дмитриева, бывшая министром труда в правительстве Кириенко) были допущены к государственному штурвалу. Оно и неудивительно: такой безнадеги и нищеты, как в те годы, в России не было давно. От одного дефолта вприкуску с горькой массовой безработицей многим икается до сих пор.

Вот стоят они, эти неподвижные политические манекены, застывшие, как в сказке про сонное царство, и больше всего желают – проснуться в стране, где они снова смогут ощутить себя хозяевами положения. Вечно вчерашние, с одними и теми же заученными речами про беспощадную классовую борьбу или про непонятую народом высокую либеральную идею, они надеются с таким реликтовым багажом свободно перешагнуть в сегодняшний день. Чтобы слова из музейных аннотаций – про террор, дефолт и грабительские реформы – опять стали нашей явью.

На свое место в музей политических древностей они, конечно, прочат ненавистный им «путинский режим». Уже готовы эскизы табличек, подобраны хлесткие слова про «жуликов и воров», написаны обличительные речи. А буквально на днях над легендарной «Авророй» какими-то очередными бунтарями поднят «Веселый Роджер» - самое подходящее знамя для оппозиции. Под таким им не грех, наконец, и объединиться.

Только ничего у них, пожалуй, не выйдет. Потому что тот режим, который они клянут на все лады ненавидящим шепотом – не принадлежит к их музейной мертвецкой. Там не боятся ни новых мыслей, ни новых людей. Там могут запросто наполовину обновить кандидатский список от правящей партии за счет общественников и беспартийных. Там идеология не навязывает себя в качестве единственно правильной, как у коммунистов, и в то же время не строится на откровенном плагиате с западных образцов, как у либералов. И даже то, что там тоже допускают ошибки и не боятся признавать их – свидетельствует в пользу этой политической силы. Потому что те, кто умеет извлекать уроки из своих просчетов – живут и двигаются вперед. А в восковых фигурах, как их ни поверни – жизни нет.

Федор КУЗЬМИН